Туристу и всем, кто любит путешествовать.

    Вырезки из журналов прошлого.  Какие журналы — вопрос.

    Домой (хоминг) — инстинкт направления. Представителям животного мира это передаётся по наследству. Человек же в процессе своего развития забыл о такой способности своих предков, доверяясь компасу. Но тем не менее даже в век сложнейших приборов умение ориентироваться без компаса в незнакомой местности не утратило своего значения. Мало ли что может произойти с человеком в тайге, пустыне, в горах?
    Итак, вначале надо определить, где находится север. Днём — просто. Часовую стрелку надо направить на солнце. Линия, делящая угол между стрелкой и цифрой 1 (зимой) или 2 (летом) пополам, покажет направление на юг.
    В пасмурную погоду можно ориентироваться по деревьям. Но надо смотреть не на макушку дерева, а на комель, где мхи и лишайники предпочитают селиться на северной стороне. Не только деревья обрастают мхом с северной стороны, но и камни, старые пни, валежник. Ориентиром может служить и кора деревьев — более светлая и гладкая с юга и шершавая, тёмная с севера.
    Могут помочь ориентироваться и муравейники. Они, как правило, располагаются к югу от близстоящих деревьев, пней, кустов. Их южные склоны более пологие, чем северные.
    В звёздную ночь легко определить, где север, по Полярной звезде. Северная сторона неба ночью светлее южной.
    Зимой можно ориентироваться по снегу: он быстрее оттаивает к югу от камней, пней, деревьев.
    Выбрав направление и следуя по нему, надо время от времени проводить его корректировку по тем или иным приметам, помни, что несимметричность нашего тела приводит к тому. что одной ногой человек делает более широкий шаг, чем другой. В результате можно плутать по кругу, о чём в старину говорили: «Бес кружит».

    __________________________________
    У вас промокли спички, зажигалки нет. Как добыть огонь?
    На память приходят находчивые герои Жуля Верна, добывать огонь без спичек в любых условиях. Мне же вспомнился эпизод из минувшей войны. Дело происходило во временно занятом нами под казарму пустовавшем помещении. Солдаты спали. И только один бодрствовал, занимаясь странной манипуляцией. Он раскатывал на своём топчане небольшой ватный валик при помощи тарной дощечки.
    — Это для чего? — спросил я.
    — Хочу прикурить, — ответил он.
    Катал он валик быстро и со всё увеличивающемся нажимом. Вскоре запахло горелой ватой. А когда из-под дощечки показался лёгкий дымок, солдат взял в руки побуревший валик, разорвал его пополам и быстро помахал концами. На месте разрыва покраснело и задымилось. То же самое я проделал в лесу. Прежде чем приступить к раскатыванию валика (вату я выдернул из телогрейки, можно из спального мешка), я приготовил пушистый комочек из плёночек сухой бересты и тонюсеньких завитков древесины, присыпанных «пудрой» из старой засохшей смолы. Приложив к такому рыхлому «яичку» тлеющий конец ватного валика, раздуть огонёк уже нетрудно.

    (В. Сафонов)