Ему было лет восемнадцать.
Пилотку носил на бекрень.
Он с солнцем всегда просыпался,
Чтоб был подлиннее день.
По взрослому брови хмурил,
В окопе под свистом пуль…
Он умер на амбразуре.
Шёл сорок второй. Июль.
Ей было почти восемнадцать.
Веснушки. И искры в глазах.
Она продолжала смеяться,
Хоть город был сжат в тисках.
И хлеба блокадную норму
Она отдавала сестре…
Она не дошла до дома
В сорок втором. В декабре.
Они жили в доме на Невском.
Для неё он с клумб рвал цветы.
Их счастье сгорело с треском
В пламени той войны…
                                Дмитрий Егерев