Состояние весомости

Товарищ Языков попал в актив,

по чьей-то милости «наверх» был призван

и встречен удивительным сюрпризом:

 —  Пожалуйте возглавить коллектив!

Услышал шум в ушах от слов волшебных,-

действительность ли это или сон?

sostoyanie_vesomosti

Он пухом взмыл над скукой дел служебных,

почувствовал на миг, что невесом.

Но растеклась уверенность по членам,

чело окаменело, как под шлемом,

грудь выгнулась железным колесом,

и плечи раздались.

Он стал весом!

На улицах не замечал прогалин,

не видел неба, нежного, как шёлк.

Легко, стихийно встречные шагали,

а он со всей ответственностью шёл.

Ревела по ночам дочурка Тоня,

как тысячи Марусь или Ирусь

В ту ночь он встал и в необычном тоне

сказал жене: «Я лично разберусь!»

Он с той поры повёл себя иначе.

Бывало, критики боялся в простоте.

Теперь же критик вышел, громко начал,

а он его тихонько — по статье!

Частенько думал: «Кто я и зачем?»

в однообразье будничном топчась.

Вдруг высшее его предназначенье

замечено и признано тотчас.

Иван Петрович уж куда как строг:

здоровался солидно — только веками,

а тут — то на блины, то на пирог,

а к ласковым блинам — икра с креветками.

Скуп Пров Фомич, как запертый сундук,

копейку даст — запишет на квиточке,

а нынче сам торопится: тук, тук ! —

то куклу дочке, то жене цветочки.

Забавно вспомнить: чуть откроешь рот,

Марк Львович демонстрировал иронию.

— Теперь, — смеётся Языков, — наоборот:

он внемлет, я часами цицероню.

Писали, что недоустроен мир,

что люди не достигли совершенства.

Переборщили! Мир ужасно мил,

с людьми общаться — сущее блаженство!-

Но часто просыпаешься ночами

в тревоге, что не ангел твой начальник.

Вокруг него хоть вейся, хоть не вейся, —

задаст вопрос и… убавляешь в весе.

Того не сделал, с этим незнаком…

Не выкрутиться, братцы дорогие,

когда горазд работать языком,

а головой работают другие!

И Языкову сложно стало жить:

что легче — качку выдержать морскую

или без подготовки доложить,

над чем там подчинённые мозгуют?

То назови какой-то матерьял,

то марки стали различи мгновенно…

Так Языков весомость потерял.

Пришлось существовать обыкновенно.

Скуп Пров Фомич. Иван Петрович горд.

Марк Львович демонстрирует иронию.

Прошёл для Языкова лучший год.

В нём видят  беспросветнейшего ровню.

А вы сумеете, скажите-ка по совести,

держаться в состоянии весомости?