Кочан не подкачал, был бел и сочен, как будто не взращён, а сделан зодчим.
Но повар видывал почище кочаны… Заправки ждут кипящие чаны!
И он крушит налево и направо, корёжит ароматное нутро.
И падает жемчужная оправа в помойное ведро.
kocherijzkaУвлёкся так,отрезал столько лишка, что в варево попала кочерыжка!
Конечно, нет подобных поваров. Читатель, кушай щи и будь здоров!
Напраслиной души не береди. Ведь это присказка, а сказка впереди.
Ждал часа своего матёрый кедр — молочный сын отечественных недр.
Под тяжестью его изнемогали корни, а голова касалась выси горней.
«Отдай свои богатства,  исполин!» — и лесоруб его свалил.
С гигантом сучкоруб разделался. Золототелый кедр разделся.
В отбросы — крона и кора, как шлак, что выдан на-гора.
Шарахнулась тайга медвежья и барсучья, когда кострами затрещали сучья.
Но лёг трубопроводом ствол, и полный гарнитур столовый, и пятиспальную кровать…
А мебельщики ну строгать да браковать!
То недоделка, то огрех — весь кедр разделан под орех.
Лежал трубопровод — осталась трубочка. Хотели гарнитур, а вышла тумбочка.
Опять пошли трелевщики к лесам… Вновь горняки руду сверх плана дали…
Бери бревно на ось для колеса! Проси на гайку тонну стали!
Сокровищница наша велика. А ну-ка разбазарь-ка, расчекрыж-ка!
И от большого сочного вилка останется для супа… кочерыжка!