Химическое рандеву

Я не ценил соседку Феню за неприметную красу.

himicheskoe_randevy

Но Феня превратилась в фею, когда явилась мне в лесу.

Не выбрал до сих пор жены я.  И вдруг не в городе, а за

влюбился в локоны живые и в родниковые глаза.

Тревожат в пункте населённом огни машин и шорох шин.

Тянуло нас к полям зелёным, где все тропинки хороши.

Остались позади заводы и трубы в дымных париках.

Что за растенья! Что за воды! Какая тишь на берегах!

Здесь, на просторе, мать-природа нас умиляет и бодрит.

Как сладок запах…  углерода! Как освежающ… ангидрит!

Аукнешь  — тут же эхо вторит. Куда ни глянь — цветов набор.

А воздух ароматно-фторист. И пьяно-хлорист хладный бор.

Здесь лис живых искать не надо, зато до пажити ржаной

к нам «лисий хвост» от комбината тянулся пышной рыжиной.

 Устанешь от служебной лямки: бумаги, лифты, этажи…

А тут — блаженствуй на полянке, свинцовой окисью дыши.

По рощам, газами продутым, бродили мы в руке рука,

и радужным нефтепродуктом сияла сонная река.

Журчал поток на перекатах. А мы смывали зной дневной,

купаясь в ядохимикатах, играя фосфорной волной.

 Ох, эти окиси и закиси! Свершил я в жизни поворот:

соединился с милой в ЗАГСе,  как с кислородом водород.

Теперь мы с ней, отставив ужин, уходим в лес, как в цех родной.

Она —  с хлорированным мужем,  я — с газированной женой. 

Всё для ухи с собой везу я. Макрорус сварим над огнём…

«Наш комбинат дымней Везувья», — бывает шутим мы о нём.

Не знаем в отдыхе загвоздок, нас не тревожит птичий крик.

Не химик злится: «Что за воздух?» — а химик дышит: он привык!

 

Застольная самодеятельность

В лесопункте скоро вечер, значит, отдыха черёд.
О любви заезжий ветер нынче лекцию  прочтёт.
Вьюги очередь  настанет степью солнце и весне.
Вслед за ней исполнит танец самодеятельный снег.
И взаправдк — вот и вечер, смех девичий там и тут,
парни парами, как свечи, за девчонками идут.
В стужу стынет лунный клубень, лес ершится, как тулуп…
Хорошо б согреться в клубе, но молчит холодный клуб.
Клубный свет на снег не ляжет — на двери опять замок.
Не споёт никто, не спляшет. И баян давно замолк.
zastolnaj_samodejatelnost
А зато в избе напротив — свет от окон-фонарей,
и поют там что-то вроде «Пей до дна!» ,
«Ещё налей!».
Там не скучен ранний вечер, звук гармошки
соловьист,  людный стол бурлит, как вече,стёрта краска с половиц.
Инженер с ножом  столовым мушкитёрит, как Партос.
Местный врач над блюдом с пловом произносит умный тост.
Две учительницы хором затянули «Вечера». Веселись, культурный форум!
Мажься хреном, ветчина!
А кудрявая завклубша, инженерская жена,
на диван уселась глубже и сидит, ублажена.
Овладела скука кем-то, кто-то рано лёг в кровать…
Хорошо интеллигентам друг у дружки пировать!
То сошлись у педагога, то слетелись у врача…
Лесорубы мимо окон ходят, маются, ворча.
Говорит Наташа Генке: — Ты умишком пораскинь,как сказать интеллигентней этим людям городским:
«Вы культурны, мы вас любим, но попросим об одном:отдыхайте с нами в клубе,  а не только за столом!»